Душа истосковалась по земле

Душа истосковалась по земле

Вминувшее воскресенье, 26 июля, служащие военно-морского флота отметили памятную дату. Этот праздник значим и для Олега Васильевича Дьячкова из Кинель-Черкасс. 15 лет назад он сходил в последнюю «автономку» и по старой традиции выбросил шапку в море. Так наш герой попрощался со службой моряка-подводника. Ей он посвятил почти два десятка лет. Сейчас Олег вместе с супругой Галиной выращивает виноград и разводит сенбернаров.

18 лет за «красной кнопкой»

Срочную службу Олег Васи­льевич начинал в 1987 году в столице Северного флота – Се­вероморске. Там он узнал на­сколько сильно в армии развито землячество. С тех самых пор и до сегодняшнего дня его связы­вает крепкая мужская дружба с двумя сослуживцами из Бузулука и одним из Кротовки. С послед­ним как раз мой собеседник вме­сте поступал в школу техников-подводников Северного флота. В то время данные о служащих старались максимально засекре­тить. После двух лет обучения выдавались дипломы техникума, но с такими формулировками, чтобы враг не догадался, что пе­ред ним подводники.

– Мне достался смешной ди­плом. В графе специальность было написано «Система автома­тического управления летатель­ными аппаратами», – смеется моряк. – И вот, в звании мичма­на я заступил на службу на под­водную лодку, атомный ракето­носец. Его размеры впечатляли! Высота достигала 5-этажного дома. А реактор подлодки за­гружен на продолжительность похода длиною в 10 лет при усло­вии необходимого запаса про­довольствия. Перед каждым из техников была обозначена своя область задач. Меня назначили старшиной команды «старта», в моем подчинении служили не­сколько мичманов. Мы обслужи­вали 12 межконтинентальных ядерных ракет. Грубо говоря, я пробыл за «красной кнопкой» 18 лет. Экипаж и все оборудование постоянно находились в боевой готовности. Если поступал сиг­нал о начале ядерной войны, мы должны были запустить ракеты в заданную точку. Система со­временных атомных подводных крейсеров стратегического зна­чения позволяет стрелять прямо из-под воды, не всплывая.

Дальность полета ракеты на первых комплексах составляла всего 5 тыс.км. А сейчас это рас­стояние увеличено до 9-11 тыс.км, можно стоять в порту и попасть в любую точку земного шара.

«Остров летающих собак»

На первые 5 лет меня ко­мандировали в поселок Греми­ха – это военно-морская база в Баренцевом море в районе мыса Святой Нос. Туда нет дорог, нас забрасывали на место только теплоходом. Еще этот край на­зывают «Островом летающих со­бак», и сейчас поймете почему. Мыс Святой Нос останавливает течение Гольфстрим, идущее через Атлантику. С другой сторо­ны – Карское море и Северный ледовитый океан – таким образом, в этой точке стал­киваются два ат­мосферных фрон­та. Погода в этих местах страшная. Ветра жуткие – 50-60 м/с. Бывало, вызывают срочно на службу, а ты по­просту не можешь идти, и вынужден ползти на четве­реньках, тебя сно­сит с дороги, но ты продолжаешь полз­ти. При таких по­рывах ветра даже легкие не могли вдыхать. Что уж го­ворить о собаках?.. Их правда уносило ветром.

Нам, простым обывателям, трудно представить, как можно несколько месяцев находиться под водой, не видеть солнца, не вдыхать знакомые с детства при­родные запахи. Там, на глубине, воздух делается из морской воды, он химический, поскольку по­стоянно очищается от различ­ных примесей. Не­мудрено, что когда подводники выходят наружу и вдыхают свежий морской воз­дух, то буквально пьянеют, их уносят под руки. Даже хлеб на подводной лод­ке проспиртован. Перед подачей он нарезается и выпа­ривается в духовке. Жить в таких усло­виях непросто, для этого необходимо обладать повышенной стрессоустойчивостью, поэтому прежде чем попасть в экипаж, служащие проходят жесткий отбор и не один психологический тест. Ведь может случиться и так, что в за­крытом пространстве у человека произойдет нервный срыв.

Подлодки не тонут, они сгорают

– Многие считают, что под­водные лодки тонут, но это не так, на самом деле они сгорают. Субмарина состоит из огромно­го количества приборов, к ним подключается несчетное число проводов под напряжением. Вы­сок риск того, что может что-то вспыхнуть. Лодка загорается и только потом ее заливает водой. Ведь вода – не самое страшное – пробоину можно заделать, а при пожаре выделяется окись углеро­да и углекислый газ – достаточно сделать пару вдохов и человек погибает. Если в каком-то от­секе возникает аварийная си­туация, он тут же закрывается, а оставшиеся там люди погибают. Поэтому сюда не берут двух бра­тьев или родственников. На под­водных лодках в основном дей­ствует не Устав, а Руководство по борьбе за живучесть подводной лодки (РБЖ-ПЛ), оно красного цвета. Нам говорили, что этот документ написан кровью.

Сенбернар – это бесконечная дружба

Отдельное место в сердце Олега занимает любовь к со­бакам. Прежде в его доме жили алабай и шотландский колли, но с появлением в семье первого сенбернара супруги поняли – это нечто сказочное!

Сегодня у Олега Васильевича живут 8 сенбернаров, 3 из кото­рых чемпионы России.

– Выставки российского и международного уровней мы посещаем регулярно, это обяза­тельное условие, чтобы клуб вы­дал разрешение на разведение породы. Высоко в свое время нас оценили французы.

По словам хозяина, харак­теры у всех питомцев разные. Мальчики более спокой­ные, девочки – с норовом, хитрые, могут и переругать­ся. Заводчики не экономят на питании, по договору с «Royal Canin» закупают про­фессиональ­ный корм. А по вечерам питомцев ба­луют мясны­ми плюшками из печени, легкого или требухи. Вес одной собаки переваливает за 100 кг. Однаж­ды поутру вчетвером так разы­грались, что снесли ворота. С тех пор у Дьячковых стоят усилен­ные двойные конструкции.

– Невероятно умные собаки! – восхищается наш герой. – Из­начально порода была коротко­шерстной, но потом заводчики ввели кровь ньюфаундленда. И получились те сенбернары, что живут у нас – огромные рыжие медведи. Психологически они сильно отличаются от других по­род, социально ориентированы. Никогда не нападут на человека. Уже несколько лет мы с супругой являемся заводчиками этой по­роды. Часто их берут в семью, где ребенок болен детским цере­бральным параличом или плохо разговаривает. Дружба с сенбер­наром бесконечна, он всегда вы­слушает, защитит. Ребенок мо­жет ползать по собаке, дергать за ухо и хвост, и она не ответит агрессией. Для нее ребенок – это что-то святое. Этим и ценится порода. Двор и хозяйство сен­бернары тоже будут охранять.

Ягоды и фрукты на любой вкус

Проведя почти полжизни под во­дой, сегодня Олег наверстывает упущенное, с любовью трудится на земле. Его основная забота – виноградник, где насчитывает­ся более сотни сортов на любой вкус. Длинные, стройные ряды вьющихся растений тянутся в от­крытом грунте и в теплицах.

– Буквально через месяц здесь будут висеть грозди в 1,5 кг, – ука­зывая на уже увесистую, но пока зеленую гроздь, рассказывает хо­зяин усадьбы. – Но это не рекорд. Второй год у нас на испытаниях самый крупный в мире виноград сорта Хаджи Мурат, его гроздь весит 3 кг. Он завоевал сердца многих садоводов-любителей из-за высокой урожайности. Основ­ная масса – селекция неюжных сортов, адаптированных как раз к средней полосе России. Про­буем еще один новый сорт – это наследие талантливого селек­ционера Крайнова. Длина гроз­ди этого винограда 40-50 см, а самой ягоды – 5 см. Такие сорта разбираются в первую очередь.

А начинали супруги Дьяч­ковы в свое время с 5-6 сортов привычных в нашей местности. Галина – главный помощник мое­го собеседника. Дело интересное, поэтому быстро втянулись, стали вникать во все детали, изучать бальную систему устойчивости к заболеваниям, много полезной литературы перелопатили, Ин­тернет тоже хорошо помог. На фо­руме собрали компанию любите­лей и профессионалов. Садоводы общаются, обмениваются опы­том, складываются и вместе заку­пают профессиональные химиче­ские средства защиты. Все сорта винограда мой собеседник берет у селекционеров, часть выбрако­вывается, а самые качественные остаются. Вместе с тем пробует новые сорта ежевики, клубни­ки, малины, груши и абрикосов. Урожай и саженцы реализуются в основном на центральном рынке в Отрадном. Продажа идет и пря­мо с куста. Люди хотят попробо­вать натуральный продукт, а не недоспевший привозной с недо­бором сахара.

Благодаря таким увлеченным земледельцам, как Олег, кинель-черкассцам не нужно далеко хо­дить за качественными и вкус­ными фруктами и ягодами.

Н.ГЛАЗКОВА.

Фотографии из галереи

Лыжная гонка на...
Image Detail
Д.Седов
Image Detail
Мы любим спорт!
Image Detail
Фотоконкурс "Мы...
Image Detail
Фотоконкурс "Мы...
Image Detail