По малым сёлам района: Богородское

По малым сёлам района: Богородское

Когда-то Богородское было помещичьим селом, а ныне входит в состав Кабановского сельского поселения. Развал колхоза привел к оттоку населения, но сегодня все больше городских жителей желают обосноваться в этих краях. Село продолжает жить, возможно, благодаря покровительству иконы Казанской Божией Матери, в честь которого и получило название.

Из истории села

Узнать о зарождении села и быте местного населения совре­менники могут благодаря трудам учителя истории местной школы, ныне покойного Степана Дми­триевича Чехлякова. В свое время он проделал кропотливую работу, перелопачивая записи церковных книг, записывая рассказы старо­жил и опираясь на собственные воспоминания. Собранная инфор­мация аккумулировалась и легла в основу книги «Цени, люби и знай свой край родной», изданной в 2010 году. При подготовке этого материала мы также обратились к авторскому изданию.

Село образовалось во второй половине XVIII века вблизи Коз­ловского леса и одноименной реч­ки, что и дало повод первоначаль­ному его названию – Козловка, так записано в церковных книгах.

Граф И.П.Толстой в 1755 году выкупил у башкир за 40 рублей солидный участок земли, в него входили села Екатериновка, Бо­городское, Барская Солянка, Бар­ская Шумарка. Территория также захватывала Хилковские угодья. Позже земли отошли помещику Н.А.Чемодурову.

«В 1830 году в селе Богородское им была построена церковь. На ее открытие съехались соседние по­мещики, купцы, родня Чемодуро­ва, духовенство Самарского и Бу­гурусланского уездов. Не приехала только старая барыня, безвыезд­но жившая в городе Казань. Зато передала подарок церкви – икону Богородицы. По имени иконы цер­ковь стала Богородицкой (в честь Казанской Божией Матери), затем и село получило название Бого­родское», – рассказывает в своей книге Степан Чехляков.

Церковь славилась на всю округу своей красотой. Сложена она была из красного кирпича, на самом верху сверкали позолотой купола. Окна – витражные. Пол украшен разноцветными паркет­ными плитками. К сожалению, она не уцелела до наших дней. Ее, как и многие духовные объекты, в советские годы постигла печаль­ная участь. Перед коллективиза­цией храм закрыли, а в 1939 году превратили в клуб. После войны церковь была разрушена.

В разные годы в селе работа­ло несколько водяных и ветряных мельниц, принадлежащих Чемо­дуровым. Старожилы вспоминали, что в прошлые годы, здешние леса были обширнее, а реки глубже и полноводнее. В прудах водился зо­лотой карп.

К 1889 году село Богородское стало волостным центром. Тогда в селе насчитывалось 310 дворов, где проживал 1821 человек. А к 1910 году уже имеются данные о 345 дворах и населении в 2062 человека.

Были в истории села и тра­гические, ужасающие страницы. Одна из них пришлась на засуху 1921 года. Весенняя посевная про­шла успешно, но палящее солнце и мощные суховеи уничтожили весь урожай. Отступила от своих бере­гов речка Козловка. От голода стра­дали и люди, и скотина. Сельчане питались лебедой, подорожником и другими съедобными травами, стряпали из них лепешки. Чтобы спасти себя и семью от голодной смерти, самые отчаянные из муж­чин отправлялись на заработки в другие земли, к примеру в Ташкент, и возвращались обратно с мукой. Кто-то охотился на диких зверей. Другие не гнушались воровства. Но были факты куда более пугающие. Восточный конец села Смолевка прежде частенько называли Людо­едовкой, и неспроста. В 20-е годы здесь жила семья людоедов – отец, мать, сын и две дочери. В семье все, кроме матери, были слабоумными. Начинали с того, что раскапывали свежие могилы, доставали тела и поедали их. На допросе они рас­сказали, что мертвечина не понра­вилась, и тогда они стали убивать односельчан. Признались, что уби­ли и съели 21 человека, не считая мертвых. Мать, сына и дочерей на­правили в психиатрическую лечеб­ницу, отца сами же родственники оправдали, утверждая, что он ни о чем не ведал.

В свое время здесь был открыт детский дом, который просуществовал до января 1979 года.

Под покровом Божией Матери

Сегодня в Богородском офи­циально прописаны 515 человек. Это село уже давно облюбовали дачники, в летний сезон из города идет массовый наплыв. Кто-то ре­шается оставить городскую суету, окончательно перебирается в село и находит здесь душевное уедине­ние. Интерес к здешним местам понятен – вокруг живописная при­рода и тишина. Село окружено ле­сами и прудами, самые известные из них – Зеленый и Зеркальный – излюбленные места рыболовов. Здесь сохранилось двухэтажное здание школы. Правда, ребят там уже не учат, а на автобусе возят в Кабановку. Часть помещений переоборудовали под детский сад, куда ходят 8 малышей. В двухэтаж­ном здании из белого кирпича, что в центре села, в наши дни сосредо­точены несколько служб: адми­нистрация сельского поселения, социальная служба, культурно-досуговый центр, почта, магазин.

Богородское и сегодня находит­ся под покровом Казанской Божи­ей Матери. Уже нет былой церкви с богатым убранством, но есть одно­именный небольшой приход. Это приспособленное здание бывшего жилого дома, пожертвования на его покупку собирала ныне покойная Анна Николаевна Нажидкова. В его обустройстве принимали участие бывший настоятель иерей Сергий и староста Сергей Никитин. Вну­три помещения уютно, чувствуется благодатная атмосфера. На стенах – намоленные иконы с ликами свя­тых – большинство пожертвовали сельчане. Среди них совершенно уникальные экземпляры, написан­ные старыми мастерами. Время их не пощадило, и все же они чу­дом уцелели до наших дней. Очень жаль, что история этих полотен не­известна современникам. Икона Целителя Пантелеймона – рукопис­ное творение местного жителя Ки­рея Немальцева. Всю жизнь он тру­дился в колхозе, был кладовщиком, иконописи его никто не обучал, все каноны постигал самостоятельно. Прихожан в приходе немного, зато с глубокой верой в сердце. Службу с осени прошлого года здесь прово­дит протоиерей Сергей Харитонов – настоятель храма Бориса и Глеба в Кинель-Черкассах. В Богородском у него есть помощницы, которые следят за храмом и помогают под­готовить его к праздникам. Одну из них – Анастасию Павловну Прас­лову – мы встретили, когда она возвращалась от своей соратни­цы Зинаиды Егоровны Митяевой. Женщины вместе разделывали те­сто для просвир к службе.

В семье Анны Павловны все веру­ющие, а тетка Евдо­кия Ивановна была первым голосом в хоре при храме. Моя собеседница – ко­ренная жительни­ца села, всю жизнь трудилась в колхозе. Сначала в Богород­ском, потом в Екате­риновке, на родине мужа, где прожила 22 года. В 1987 году вернулась обратно.

– Летом полола свеклу по 5 га, уби­рала на току, зимой ухаживала за овца­ми и все это совме­щала с работой в колхозной библиотеке, – вспоминает трудовые годы сельчанка. – А как колхоз рас­пался, ушла в социальную службу и работала там с 1995 по 2015 гг. У нас вообще семейная династия социальных работников, дочери Светлана и Валентина сейчас про­должают мое дело.

Из города – в деревню

Богородское – одно из немно­гих малых сел, которое привлека­ет городских жителей. Надежда и Дмитрий Бухтияровы переехали сюда из Самары четыре года на­зад. Купили дом на материнский капитал.

– Недвижимость нашли на «Авито». Понравилось название села, а когда приехали посмотреть дом, влюбились в здешние места, – рассказывает Надежда. – У дочки аллергия и врачи советовали чаще бывать на свежем воздухе. Это ста­ло еще одним бонусом в решении переехать в село. Друзья отгова­ривали, убеждали, что жить в селе неудобно и далеко от города… А мне так хорошо, будто родилась и выросла здесь. Люди доброжела­тельные, отзывчивые. И детям на­шим тоже понравилось село. Дочь Ангелина ходит в детский сад, очень любит свою воспитатель­ницу Веронику, сейчас в учрежде­нии идет ремонт, и она уже успела по ней соскучиться. Сын Никита учится в самарской школе и живет у бабушки, она у нас математик. На выходные он приезжает к нам. Родственники, побывав у нас в го­стях, тоже загорелись желанием обосноваться в Богородском.

Прежде в селе был единствен­ный магазин РайПО. В воскресе­нье и тот не работал, и богородцам приходилось ездить за покупками в соседнее село Воротнее Сергиев­ского района, что не очень удобно. Это и подтолкнуло супругов Бух­тияровых открыть свою торговую точку. Магазин работает второй год – в нем можно приобрести про­дукты и товары первой необходи­мости. Особенно хвалят местные Чубовский хлеб, поставки которо­го идут прямо с завода.

Глава семьи продолжает ра­ботать в Самаре, и приходится курсировать между двумя насе­ленными пунктами. Зато устав от городского шума, он отдыхает в своем деревенском доме. По сло­вам Дмитрия, есть единственный «минус» – качество сотовой связи. Мужчина даже направлял письмо в адрес сотового оператора, при­шел ответ, что село входит в зону покрытия связи. Дело в том, что населенный пункт находится в ни­зине, а специалисты компании не учитывают рельеф местности.

Всю жизнь трудилась в колхозе

Тамара Ивановна Бурмистро­ва родилась в Куйбышеве, а че­тырехлетним ребенком родители привезли ее в село. Отец был из Богородского, а в город уезжал на заработки, на завод. Когда на­чалась Великая Отечественная война, главу семьи призвали сра­зу, так он и погиб на фронте. Ра­ботать Тамара пошла рано, после 6 классов школы – возила почту из Кабановки на лошади. После заму­жества перешла в колхоз «50 лет Октября», так всю жизнь с вилами, лопатой да мотыгой и провела. Шесть лет трудилась в свинарни­ке, их тогда в колхозе было три. Однажды завезли больных свиней, и все поголовье пришлось пере­вести. Супруг Михаил Иванович тоже работал в колхозе, заправлял горючим тракторы.

Тамара Ивановна еще пом­нит то время, когда дома в селе были покрыты соломой. И только на Бутырках (ныне ул.Заречная) стояли шесть домов с железной крышей. Сегодня, конечно, сель­ские дома благоустроенные. Сама моя собеседница живет вместе с семьей младшего сына в доме, который когда-то они построили с мужем. Сын дом расширил, от­делал современными материала­ми, и получилась «конфетка». Во дворе просторно, много цветов – этот уют создается руками снохи. Старший сын живет в Самаре. У Тамары Ивановны четверо вну­ков и трое правнуков, а сама она в этом году отметит 85-летний юбилей.

Романовский родник

В Богородском всегда было много родников. До наших дней сохранилось название родника – Желоба, он расположен выше села. В засушливые годы от него начинался крестный ход с захо­дом в родники Замотово и Рома­нов. Последний живет и сегодня, не зарастает к нему людская тро­па. Водица в Романовом источни­ке чистая и вкусная.

                                                                                                                                                                   Н.ГЛАЗКОВА.

Фотографии из галереи

Фотоконкурс "Мы...
Image Detail
Фотоконкурс "Мы...
Image Detail
Мы любим спорт!
Image Detail
Фотоконкурс "Мы...
Image Detail
Лыжная гонка на...
Image Detail