Из практики психолога

Из  практики  психолога

Елена Анатольевна Барцева – психолог с 20-летним стажем. В своей практике ей приходилось разбираться в разных ситуациях и помогать многим отчаявшимся людям. Все, что она нам рассказала, к сожалению – не единичные случаи, а суровая действительность, бытующая наряду с нормальным укладом семейной жизни.

– Насилие может быть проблемой любой семьи, независимо от того благополучная она или нет. Каждый оценивает это через призму своего жизненного опыта.

Зачастую мне приходится сталкиваться с физическим насилием над детьми. Родные родители жестоко обращаются со своими чадами, приемные – с приемными малышами, отчимы или мачехи – с падчерицами и пасынками. Были случаи, когда детей пороли тем, что попадалось под руку: резиновым шнуром, ремнем, веником и т.д. Как правило, эти ситуации повторялись. Кто-то из соседей, педагогов, врачей замечали огромные синяки или глубокие ссадины, которые скрыть невозможно, и обращались к нам.

Мы реагируем на каждый сигнал. Бывает много ложных – просто соседи нашими руками хотят досадить своим, как им кажется, обидчикам. Если ситуация не подтверждается, семья все равно находится на контроле несколько месяцев.

К сожалению, так или иначе, приходится быть свидетелем жестокого обращения с детьми. В отсутствие мамы отчим привязывал маленького ребенка к батарее и бил. Однажды соседи, которые неоднократно слышали детские крики, вызвали полицию. Дверь сотрудникам никто не открыл. Спустя некоторое время малыша госпитализировали в больницу с травмой головы, но спасти его уже не смогли.

Совсем недавно произошла другая история – дети попали под «горячую руку» разгневанного папы. Первоначально ничего не предвещало беды – семейный праздник, день рождения ребенка. Папа выпил и начал придираться к маме, а потом избивать ее. Дети попытались вмешаться и защитить свою маму, но отец грубо отшвырнул обоих. Подростки получили ушибы и синяки. Прежде отец никогда их не трогал, его жертвой всегда была мать. Женщина говорит, что привыкла к такому обращению. Дети пострадали впервые, поэтому и позвонили по телефону 112. Ситуация находится под контролем, отец дома пока не появляется.

Очень сложно отследить эмоциональное насилие. Когда рождается нежеланный ребенок, кто-то из родителей его не любит и постоянно пытается обозвать, унизить, нанося тем самым глубокую психологическую травму малышу. Многие, подрастая, не могут выкарабкаться из этого самостоятельно. Кто-то прибегает к алкоголю или другим вредным привычкам, кто-то ищет суррогат любви – чаще в кругу сомнительной компании, где выслушают, поймут и примут. Эмоциональное насилие порой доводит подростков до преступления. Вот пример, когда подросток хотел отличиться – научиться водить машину ради того, чтобы отец его заметил. Для этого он брал автомобиль без его ведома. Однажды отец вернулся с работы – машины нет, и заявил в полицию об угоне. Конечно, подросток совершил преступление, но, если копнуть глубже – виноваты взрослые.

Из детей, подвергающихся насилию, могут вырасти как жертвы, так и насильники – они с детства копят в себе агрессию, а затем выплескивают ее на тех, кто слабее.

Дети – самая незащищенная категория, они не могут самостоятельно подать сигнал о помощи. На всех профилактических мероприятиях в школах, детских садах, через социальные сети мы говорим, что есть телефон доверия, на который можно позвонить в любое время суток с любого сотового оператора бесплатно и получить консультационную помощь.

Когда жертва – женщина – как правило, она пытается скрыть факт такого обращения и говорит, что упала; мужчина ищет себе оправдание, мол, за дело.

Зачатки такого поведения формируются в детстве, идут из семьи, в которой воспитывались эти люди. Если женщина выросла в семье, где папа бил маму, неудивительно, что она притянула к себе именно такого мужчину, ведь другого сценария семейной жизни она не знает, он находится глубоко в ее подсознании. Сценарий таков: жертва страдает, насильник просит прощения, задаривает подарками, жертва склонна верить, что ее любят, и вновь попадает в паутину насилия. Наша задача – разорвать эту цепь, но только при желании самой женщины. Не каждая готова на это отважиться. Должно произойти то, с чем она не сможет примириться. Только потом женщина принимает решение сделать шаг. Точка кипения у каждой своя.

Так, женщина решилась на перемены после неоднократных актов насилия. Муж, переживавший кризис среднего возраста, на почве ревности неоднократно избивал ее, при этом запирал дверь и прятал ключ. Однажды она вылезла в окно в том, в чем была, и убежала, оставив своих малолетних детей. Через какое-то время ей удалось восстановить паспорт, и теперь она пытается отсудить детей.

Есть примеры экономического насилия, когда мужчины не позволяют женам распоряжаться семейным бюджетом. Сами покупают им косметику, средства гигиены, нижнее белье, даже сами стригут. Однажды к нам за советом обратилась женщина – ей хотелось бы все изменить, но она не знала, как на это отреагирует муж (женщина не готова изменить ситуацию). На следующий день пришел разгневанный муж и заявил, что он сам знает, что нужно его жене.

Задача психолога – помочь и жертве, и насильнику осознать, что происходит в их жизни. Сделать анализ определенного жизненного пути. Если жертва после консультации готова изменить свою жизнь, на помощь подключаются специалисты из Самары: реабилитационно-кризисного стационара областного центра социальной помощи семье и детям, социальных гостиниц.

О.Горбунова.

Фотографии из галереи

Лыжная гонка на...
Image Detail
Лыжная гонка на...
Image Detail
Фотоконкурс "Мы...
Image Detail
Лыжная гонка на...
Image Detail
Лыжная гонка на...
Image Detail