По малым сёлам района: Свободные Ключи и Най-Лебен

По  малым  сёлам  района:  Свободные  Ключи  и  Най-ЛебенКак ни пытались мы разглядеть, каких-то видимых границ между этими двумя населёнными пунктами не увидели, да и сами жители не проводят между собой территориальных разграничений, считая, что все они живут в Свободных Ключах. Условное деление идёт лишь на тех, у кого дом газифицирован, а у кого – нет. Вопрос этот здесь на самом деле очень актуальный. Люди уверены: газификация территории открыла бы новые возможности развития, сделала бы село более привлекательным для заселения. Сегодня в двух населённых пунктах официально зарегистрированы 115 жителей.

По страницам истории

Здешние земли, некогда принадлежавшие башкирам, скупили братья Иван и Михаил Тимашевы и основали две деревни – Тимашево и Ключи. И если с названием первой всё понятно, то вторая была названа так, потому что на склоне горы било множество ключей с чудесной родниковой водой. Родники звонкими ручьями сбегали в протекавшую внизу реку.

Селение переходило по наследству в роде Тимашевых, а в 1880 г. земли и постройки по закладной выкупила московская дворянская семья Карла Карловича Боянуса – врача-гомеопата, известного учёного с мировым именем. Карл Карлович решил оставить свою обширную медицинскую практику и уединиться в деревенской тиши, чтобы заняться наукой и сельским хозяйством, которое очень любил. Перед домом в пойме реки разбил красивый парковый ансамбль, заложил три сада, завёл породистых лошадей и коров, возвёл водокачку, которая снабжала водой не только барскую усадьбу, но и всё село. Был построен молокозавод, продукцию которого вывозили в Самару. Село преобразилось. Лошади семьи Боянус славились даже за границей.

Средняя дочь супругов Любовь Карловна сама ездила в Англию на соревнования и получала медали. Жители Свободных Ключей ещё долго рассказывали, как скакала она верхом на лошади в амазонке и с маленькой собачкой.

В Кинель-Черкасском районе особенно была известна младшая дочь Боянусов – Вера (игуменья Нина). Она приняла монашеский постриг и за годы служения удостоилась высокого сана игуменьи. Во времена гонения веры, когда монастырь был закрыт, она вернулась в родные края, уже в зрелом возрасте получила медицинское образование и стала замечательным врачом.

Средняя дочь Любовь Карловна жила с родителями и с 1897г., после смерти отца, фактически приняла управление имением в свои руки. Бурный 1917-й год разом опрокинул налаженную жизнь провинциальной усадьбы. По призыву новой власти «Грабь награбленное!» местные крестьяне и революционные активисты разгромили дворянское имение.

Из хозяйственных построек сохранились коровники и конюшни (некоторое время назад их снесли), несколько деревьев от аллеи, ведущей к дому: сос­ны, липы. Захоронение господ, размещённое вне сельского кладбища, выложенное бутом, тоже было разгромлено и служило местом для складирования навоза.

В 1926 году в заброшенную и полуразрушенную помещичью усадьбу начали съезжаться евреи-переселенцы. У одних последним местом жительства был Бугуруслан, у других – Уфа, а кто-то приехал из Белоруссии, Украины, Литвы. Новые поселенцы были представителями разных профессий, но мало кто из них прежде занимался аграрным делом, а именно его они намеревались развивать. Евреи – народ упорный, они находчиво познавали все премудрости сельского хозяйства. Их уважали за трудолюбие, цепкость, умение терпеть и учиться в самых отчаянных условиях. Образованная сельскохозяйственная коммуна получила название «Най-Лебен» – «новая жизнь». Меньше десяти лет понадобилось простым и ничего не понимающим в аграрном деле переселенцам, чтобы вписаться в систему коллективного хозяйства. И не просто вписаться, а стать лучшими. В 30-е годы «Най-Лебен» уже был передовым, высококультурным колхозом. Возглавлял его энергичный и предприимчивый Давид Менделевич Щупак, в 1935 году за высокий урожай сахарной свёклы его наградили государственной премией и орденом Трудового Красного Знамени. Тогда собранный богатый урожай выдвинул колхоз в лидеры всей Куйбышевской области. Откровенно говоря, к тому времени артель была уже не чисто еврейской, в неё вступали русские, белорусы, мордва, татары, украинцы. После Великой Отечественной войны колхоз хоть и выстоял, но судьба его была предрешена. «Най-Лебен» уже мало чем отличался от соседних хозяйств. В хрущёвскую пору его и вовсе объединили с другими колхозами, растворили в них.

День сегодняшний

В наши дни о барском родовом имении Боянус напоминает лишь здание водокачки из красного кирпича, которая когда-то добывала живительную влагу с глубины 25 метров. На небольшом холмике возвышаются развалины барского дома. Пора­зительно, но до сих пор уцелели подземные помещения и целый тоннель, выходящий к берегу Большого Кинеля. Местные жители рассказали, что для прочности кирпичной кладки в раствор добавляли яйца. Всё-таки строили раньше на века! Несколько лет назад супругам Боянус установлено мраморное надгробие, заключённое в ажурную ограду.

Это место когда-то было облюбовано под строительство конезавода фирмы «Отрада», но и он сейчас закрыт, как закрыта и мельница. У имущества новый собственник, но никакой деятельности пока не ведётся.

В селе есть ФАП. Здание, в котором располагается медпункт, в плачевном состоянии и требует капитального ремонта. Примерно около полугода ФАП стоял закрытым, предыдущий фельд­шер сменил место жительства. Но в этом году пришёл новый специалист, и приём пациентов возобновился.

Магазина в селе нет, но сельчане не жалуются, ведь до Отрадного рукой подать – там и запасаются провиантом и всем необходимым. Конечно, есть свои неудобства – во времена весеннего паводка Большой Кинельразливается, мост, соединяющий Свободные Ключи с городом, затапливает, и тогда один путь – в объезд через Вольную Солянку и Кинель-Черкассы.

Вот уже несколько лет в селе ведётся строительство церкви в честь Святителя Николая Чудо­творца. Инициировали его когда-то супруги Владимир Юрьевич и Нина Ивановна Ненины при участии отца Бориса. Стены возведены, внешнее убранство готово, однако внутри многое нужно доводить до ума. В этом деле каждый сельчанин вносит свою посильную лепту. Нечасто, но всё же проводятся богослужения отцом Григорием. «Жаль, литургия не проводится, а она нужна» – рассуждают прихожане. А ведь ещё в дореволюционной России здесь было святое место, в 1861 году построили церковь в честь Казанской иконы Божией Матери. Позже святыню разрушили.

Свободным Ключам и Най- Лебену нужны дороги, но об этом жители молчат, говорят, газ – прежде всего.

А ведь и правда, место-то завидное. Природа – чудо: лес, речка, луга. Воздух чистый, весной от букета цветущих трав, цветов и деревьев он опьяняет. Вода в местных родниках славится высоким содержанием серебра.

В ожидании газа

Александр Алексеевич Горбачик – старожил Най-Лебена. Он появился на свет в 1942 году. Его родители трудились на полях и огородах еврейского колхоза.

– В то время народу в селе было больше, и работы всем хватало. Въезд в село, а точнее раньше оно именовалось коммуной, был единственным и проходил через большие ворота, а территория самой коммуны огорожена. Хозяйство было богатым – овцы, козы, коровы, лошади. У нас даже своя электростанция была, а в Ключах не было. Учился я в школе-семилетке в Свободных Ключах, теперь уже от неё и камня не осталось. А сейчас ребятишек в Кинель-Черкасскую школу №1 возят. Вся моя жизнь связана с сельским хозяйством – работал трактористом в местном колхозе, а когда его объединили с Вольной Солянкой, перешёл туда.

Александр Алексеевич счастливый дед и дважды прадед, все годы своей жизни провёл в родном селе. До сих пор он ждёт и надеется, что наступит тот день, когда не придётся заготавливать дрова, и в его дом придёт газ.

Ждут этого и его односельчане. Зоя Николаевна Сафиулина приехала в Най-Лебен 30 лет назад из Средней Азии. Родом Зоя Николаевна из Муханово, поэтому, когда начались волнения, вернулась с семьёй в родные края.

Надежда Николаевна Хорева родилась и до семи лет жила в соседнем посёлке Просвещение (о нём мы писали в одном из предыдущих номеров). Трудилась дояркой в колхозе, во времена фирмы «Отрада» работала кладовщицей на конезаводе, выдавала зерно. В её доме тоже нет газа, но о смене места жительства не думает, говорит, здесь ей каждая травинка знакома.

– Со своей проблемой мы обращались в инстанции разного уровня, – поделилась Надежда Николаевна. – Надеемся, что, благодаря федеральной программе, наше село будет полностью газифицировано.

В гармонии с природой

Свободные Ключи даже при частичном отсутствии в селе газа привлекают всё больше городских жителей. Евгений с семьей зимует здесь второй сезон:

– Мы из Отрадного. Пока идёт стройка, но в будущем планируем полностью переехать в село. В радиусе 300 метров от нашего дома никаких соседних построек. Весной в округе птицы поют, заливаются. А летом ты становишься слушателем лягушачьего хора. Тихо здесь, спокойно, воздух свежий, рядом лес. Идеальное место для отдыха, можно подумать, набраться сил для следующего рабочего дня. Чуть выходишь за границы села – рядом с тобой косуля проходит, сидишь на веранде – мимо заяц прыгает или лиса с наглой мордой подошла и что-то утащила у тебя. Здесь ты обретаешь гармонию с природой, думаю, её и ищут те, кто выбирает это место для жительства.

Н.Глазкова.

Фотографии из галереи

Мы любим спорт!
Image Detail
Лыжная гонка на...
Image Detail
Лыжная гонка на...
Image Detail
Лыжная гонка на...
Image Detail
Фотоконкурс "Мы...
Image Detail