Командир санитарного взвода

Командир  санитарного  взвода

На основе дневников Веры Федоровны Мухатаевой (30.09.1921 г. - 01.01.2006 г.)

Со дня Великой Победы над фашистской Германией прошло почти 75 лет. Но память о той страшной войне стереть невозможно. Она глубокими корнями пронизывает несколько поколений, объединяя всех россиян устремлениями к мирной, созидательной жизни. И сколько бы ни минуло лет, документальные свидетельства подвигов героев Великой Отечественной навсегда останутся самыми красноречивыми повествователями истории.

учреждений и жителями района. В то время она работала главной медицинской сестрой Кинель-Черкасской районной больницы (с 1958 по 1978 гг.), возглавляла районное общество Красного Креста.

За заслуги в гуманной деятельности союза обществ Красного Креста и Красного полумесяца СССР была награждена нагрудным знаком им.Н.И.Пирогова. Портрет В.Ф.Мухатаевой открывает галерею отличников здравоохранения РСФСР, расположенную в коридоре здания ЦРБ. В ее копилке немало боевых наград, в том числе и Орден Отечественной войны, родственники до сих пор хранят их в семейном архиве.

Едва начав работать в Кинель-Черкасской больнице после окончания летом 1938 года фельдшерского отделения Бугурусланского медицинского училища, 18-летняя уроженка с.Кинель-Черкассы была отправлена на советско-финскую войну, начавшуюся 30 ноября 1939 года. Демобилизовавшись в июле 1940-го, снова вернулась в свою больницу. Через год началась Великая Отечественная война. С первых дней Вера добровольно сменила белый халат на фронтовую шинель, получив звание лейтенанта медицинской службы, и была направлена в действующую армию на Юго-Западный фронт в Белоруссию в качестве командира санитарного взвода.

 

Что угодно, только не плен

Первое боевое крещение санитарный взвод получил в августе 1941 года в ожесточенных боях за город Гомель. За несколько часов немецкие самолеты разбомбили его и превратили в груду развалин. Город пылал в огне, в черном дыму невозможно было различить, когда заканчивался день и наступала ночь. Под градом немецких пуль 18-19-летние девчонки вынесли на себе сотни раненых бойцов и офицеров, оказав всем первую помощь. В ночное время санитарные машины вывозили раненых к эшелону для отправки в госпиталь. С рассветом, когда ушла последняя машина, немцы вновь пошли в наступление и прорвали оборону. Санитарный взвод попал в окружение, судьба раненых, отправленных последним рейсом, так и осталась неизвестной нашей героине.

Укрывшись в зарослях кустарника, девушки твердо решили, что будут обороняться, но последний патрон оставят для себя, лишь бы не попасть в плен. Вскоре к ним присоединились солдаты и офицеры пехотного полка, которые не успели отступить вместе со своей частью. Бойцы стали выходить из окружения. Днем хоронились в укрытиях – кустарниках, стогах сена, воронках от взрывов. С наступлением темноты растирали затекшие и замерзшие ноги и шли дальше. На протяжении трех месяцев, с сентября до начала декабря, пробирались сквозь белорусские леса и поля, без крова и продуктов питания. Ели листья, ягоды, коренья, травы, мерзлую картошку, свеклу, колосья пшеницы – все, что могли найти.

Наконец, линия фронта. На пути стояла небольшая деревушка, всего два порядка. Решили разведать, что там. По пути встретили местную жительницу и выяснили, что в деревне есть немцы, только в ее доме живут несколько офицеров. Они заставляют хозяйку ходить за дровами и хорошо топить избу.

 

Жить любой ценой

После этого Вера была направлена в на Северо-Западный фронт в район города Старая Русса под Новгородом. Здесь наши войска держали в окружении 16-ю немецкую армию. В феврале 1942 года врагу удалось прорвать оборону и местами продвинуться вперед. 573-й артиллерийский полк, в котором служила Вера, оказался «в подкове» – с одной стороны проезд в расположение части остался свободным.

Город несколько раз переходил из рук в руки, фашисты очень хорошо изучили местность и контролировали все тропы. Единственную связующую дорогу они держали под обстрелом. Возможности подвезти медикаменты и питание для раненых не было – враг тут же открывал огонь и смешивал все с землей.

Число раненых росло с каждым днем, медработники решили сами доставлять все необходимое. Ночью, в 40-градусный мороз, под градом фашистских пуль совсем юные девушки группами по 5 человек по-пластунски преодолевали 2 км пути, миновав опасный участок, поднимались и бежали до складов. Наполнив санитарные сумки медикаментами, а вещь-мешки продуктами, возвращались обратно.

Однажды немцы сообщили, вступив в переговоры с пехотой (они часто так делали, обращаясь к солдатам: «Рус.., рус...»), что на Троицу стрелять не будут. Они отмечали все религиозные праздники, иногда на фронте, действительно, было затишье. До расположения наших войск доносились лишь звуки губной гармошки и пение захмелевших немецких солдат.

Медработники обрадовались такому известию, наконец-то они смогут эвакуировать раненых в медсанбат. Три грузовые машины замаскировали зелеными ветками, усадили в каждую по 20 человек и ночью тронулись в путь, не включая фары. Фашисты ждали этого и открыли огонь. Первая машина была уничтожена, второй удалось проскочить. Вера сопровождала третью группу раненых. Их машину повредило осколком снаряда, водитель был убит. Вера вместе с санитаром перетащили «тяжелых» в лес, те, кто мог передвигаться, ползком пробирались сами. Помощь из медсанбата, за которой отправился санитар, пришла под утро. Раненых удалось отправить прежде, чем фашисты начали наступление и выпустили самолеты, которые беспрерывно бомбили местность.

Получив тяжелую контузию от взрывной волны, Вера потеряла сознание. Санитар, рискуя жизнями, своей и ее, волоком на плащ-палатке доставил напарницу в медсанбат. Девушку эвакуировали в тыловой госпиталь. Через 6 месяцев лечения отправили домой, так как признали не годной к службе в действующей армии.

 

Под одной крышей с фашистами

Каждый раз, приходя в лес, женщина рассказывала о том, что делается в деревне. Чтобы перейти линию фронта, окруженцы решили действовать. Для начала – убрать этих офицеров с помощью хозяйки. Она же предложила план: представить кого-нибудь из девушек в качестве своей дочери. Немцы знали, что у нее есть дочь и что она, якобы, живет у бабушки, на самом же деле она находилась у партизан. Роль дочери пришлось сыграть Вере.

Однажды утром, когда офицеры ушли, женщина собрала одежду своей дочери и пришла за Верой. Легенда, что она (дочь) заболела и поэтому вернулась домой, была вполне подходящей. Сообщница натерла названную дочь бадягой, чтобы та горела якобы от высокой температуры, и уложила на печь. Вечером пришли немцы. Женщина разыграла роль обрадованной матери. Офицеры приказали девушке слезть с печи, внимательно осмотрели, затем ощупали – нет ли у нее оружия или какого ранения. Убедившись, что руки-ноги целы, а щеки пылают жаром, разрешили ей жить с матерью на кухне и ухаживать за ними: кипятить самовар и топить для них печь.

Через несколько дней краснота от бадяги стала спадать и женщина объявила своим постояльцам, что дочка выздоравливает и скоро сама сможет ходить в лес за дровами. Так Вера стала связной и сообщала своим обо всем, что ей доносила хозяйка дома.

Однажды, возвращаясь с вязанкой дров, она встретила двоих солдат. Убедившись, что они разведчики из части, готовившей наступление, проводила к своим в лес. Разведчики одобрили план внедрения к немцам. Все вместе решили, что лучше не убивать их, а взять в плен, и тщательно продумали операцию. Получив инструкции, Вера вернулась в деревню.

Как только немцы уснули, вместе с хозяйкой она открыла все запоры. В 1.30 бойцы сняли часового, который охранял дом, и без шума вошли внутрь. Связали едва опомнившихся офицеров, вместе с ними перешли линию фронта и к утру добрались до своих. Командир распорядился дать всем 5-дневный отдых, одеть, накормить и отправить в распоряжение штаба фронта.

 

PS

На станции «Толкай» ее встретили отец и брат. Переложили с носилок на сани и повезли домой, на ул.Крестьянская. Молодая девушка упорно боролась с недугом. Два года не могла говорить, сильно заикалась, но смогла вернуться к активной жизнь. В 1946 году вышла замуж за Петра Алексеевича Мухатаева (12.07.1921 - 11.09.1999), с которым дружила еще до войны. Он тоже добровольцем уходил на фронт. В 1943 году получил ранение под Курской дугой и был комиссован на гражданскую службу. Работал учителем в детском доме. После его расформирования преподавал в 3-й школе рисование, черчение и физкультуру, в Доме пионеров вел кружок «Умелые руки».

Супруги воспитали дочь и двоих внуков. Они были уважаемыми в районе людьми и оставили после себя добрую память.

О.Горбунова.

Фотографии из галереи

На отдыхе, В.Иг...
Image Detail
Мы любим спорт!
Image Detail
Фотоконкурс "Мы...
Image Detail
Лыжная гонка на...
Image Detail
Мы любим спорт!
Image Detail